Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День девятый, или Новый.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Как всегда – вы же знаете, с вами со всеми такое бывает – смотришь, и никак не можешь вспомнить, где ты это видел. Просыпаешься вдруг и понимаешь, что сегодняшний день – совсем новый, что ждёт что-то неизвестное, интересное и притягательное. И спать от этого знания совсем не хочется, невозможно даже. Потому что там, за стенами дома, там – целый мир с огромным и ярким солнцем на небе, и, наверное, где-то недалеко есть море, которое увидишь, возможно, первый раз в жизни, и от осознания этого захватывает дух. И общее ощущение всего нового дня, что ждёт тебя впереди – как в детстве, когда у тебя впереди целое лето, и оно всё – это твоя маленькая и непомерно огромная, единственная и неповторяющаяся, волшебная и восхитительная Жизнь.

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День десятый, или Где потерялся одиннадцатый?

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Вечно это счастье разыскивать нужно – по углам, по улицам, по городам и странам. Где-то же сидит, где-то притаилось, зараза. Тихонечко так покажется, чтобы не заприметили – и назад спрячется. Будто бы и не видели его. И день с собой увело. Как и не было их – ни дня, ни счастья. Ну счастье-то ладно, переживём, может, даже и не заметим, а день жалко. Не привычно. Обидно даже как-то, как будто он личный, только для меня. А тут – нету. Где не ищи, как не зови – нету и всё тут. Как вспоминаешь – пустота одна, как лист из страницы вырван, как слова из песни. Как же так – и негодование, и возмущение. Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День двенадцатый, или Сторговались.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

… А сошлись то на двух с половиною рублях. За душу. За бесценную, бессмертную, вечную человеческую душу. Хотя, разница едва ли есть – сто или два с полтиною. Всё – и то, и то – цифра конечная, а душа, как говаривалось в фильме «ПираМММида», субстанция протяженностью в вечность, так что сделка сомнительная. А как же хочется порой, ох как хочется эти сто рублей, и верхом, и пиком достижений и блаженства кажутся. А потом, как получишь, понимаешь, что пустота это, пшик невидимый, предмет фу-фу, словами Гоголя.  Только поздно за локти кусать себя, поздно торговаться, поздно. Поезд ушёл – и можно только голову на рельсы положить, и этим себя утешить – что, мол, вовсе и не трус, вовсе и не продешевил – опоздал просто. Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».

 


День тринадцатый, или Сотворение Бога.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Принесли на траву его, и бросили. Это был сверток, похожий на газетный, и на всех его полосах, на всех его страницах написано было только одно слово, нескончаемое и длинное – Бог, Бог, Бог… И нора кроличья вела в тайную комнату, в которой в детстве под землёй был секретик у нас с сестрой, и сестру звали непременно Александра, и был у нее день рождения – двадцатишестилетие. И так хорошо было в тот день, так радостно и светло, что иногда от приятных и трогательных воспоминаний накатывались слезы, и хотелось реветь в голос, как совсем-совсем маленькому, не останавливаясь. Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Многоразовая селёдка.


Вы когда-нибудь ели многоразовую селёдку? С неделю назад я нашёл её на помойке, и по сегодняшний день с ней не расставался. Утром я ел её с чаем, днём крошил в суп и намазывал на хлеб её икру, а вечером долго и с наслаждением жевал оставшееся мяско около хвостика. Потом я чистил зубы тоненькими косточками, заворачивал в газетку остатки, прятал их под подушку и засыпал. Но даже ночью я не мог забыть про неё — часто я просыпался от того, что смаковал давно обглоданный скелет. Читать далее «Многоразовая селёдка.»

Шпаки.


Правда переворачивается с ног на голову. Мы больше верим написанным на заборе бумажкам, чем самим себе. Сертифицированные тренеры всех мастей заполняют внутреннюю пустоту и ведут к просветлению, за которым стоит тьма, череда вопросов и ещё большая пустота. Новые методики стремительно развиваются, предлагают лечение бесплодия и рака ещё в зачаточном состоянии, навевая мысль о поголовной невозможности  жить здоровыми существами. На периферии борются с коррупцией, на передовой с террористами, а в деревне Ерашово, что в Витебской области, как всегда весной, прилетели шпаки (скворцы по-белорусски) и начинают вить гнёзда. И они не знают, что делают что-то неправильно.

26.03.17

… и положим тебя лежать там.


… и положим тебя лежать там. Ещё один золотой труп, никому не нужный и сберёгший свои силы для червей. Как же расстаться с тем, что тебе не нужно? Как оставить то, что давно тормозит тебя, давно не даёт двигаться дальше? Для чего мне этот страх, эти сомнения, эти цепляния за кромку, за самую корочку льда, под которым ничего нет – даже воды. Лишь одна бездонная пустота, лишь  путь, уходящий  в никуда, дорога, которая заводит дальше всего и никуда не ведёт. Зачем мне пробираться через чащу, через заросли, через камыши, болота и тростники, заранее зная, что туда идти не следует, что это лишь потраченное зря время. Время моей жизни.

Читать далее «… и положим тебя лежать там.»

Неизбежность.


Три «С».
«С» первое.

Я боюсь заснуть. Мне страшно оставить этот мир, потому что мне кажется, что я никогда не найду дорогу назад. Мне кажется, что я умру.
Я не сплю уже третий день, и мне очень не по себе. К врачам идти не хочу – боюсь, что меня запрут в сумасшедший дом и напичкают снотворным. Я понимаю, что это попахивает паранойей и ещё чёрт знает чем – но я боюсь.
Я не знаю, что мне делать. Видимо, через пару дней я всё-таки усну, а значит, умру. Это так неизбежно.

«С» второе.

Я не могу заснуть. Меня всё раздражает. Любая мелочь: любой звук, любой запах, любой свет или его отсутствие, любое ощущение мешают мне сосредоточиться. Я пил таблетки. Их прописал врач, и я надеялся, что они помогут. Только хуже – всё становиться туманным, сосредоточиться вообще невозможно. Я думаю, что у меня проблемы с головой. Я стал нервный, дёрганый. У меня разболелся зуб и я перестал есть. А ещё – под глазами круги. Наверное, я скоро сойду с ума, а потом умру. Это неизбежно.

Читать далее «Неизбежность.»

По-другому.


Если бы ноздри были на макушке, всё было бы по-другому. По-другому была бы устроена физиология носоглотки (а может, её не было бы вообще), по-другому бы человек выглядел без носа, по-другому бы шили шапки, по-другому бы стриглись – всё было бы по-другому. Но почему-то так не вышло. Видимо, если верить в эволюцию, нос всё-таки нужен был там, где он находиться, таково его оптимальное положение. И, собственно говоря, это действительно неплохо. Меня смущает лишь одна маленькая деталь: иногда, когда холодно в доме, и я ложусь спать, я хочу быстрее согреться. Я сворачиваюсь калачиком и накрываю голову одеялом – так многие делают. И вот именно в те минуты, когда так не хватает кислорода, я думаю: «Неужели за столько лет развития человечества никто не хотел, чтобы ноздри были на макушке? Это ведь так удобно!»
15.08.03.

Сбежать не получится.


Сбежать не получится. От этого становиться сначала страшно. Потом жутко. Потом безысходно. Потом принимаешь. Потом приподнимается занавес, и начинаешь немного, совсем чуть-чуть видеть то, что скрывается за декорациями, за внешним антуражем, за формой кувшина. Видеть суть. Видеть правила. Видеть структуру, схему.
У человека нет выбора. Это ужасно? Это ужасно – быть обречённым на счастье, на радость, на мечту. Это ужасно – жить так, как хочется, жить в ладу, жить с миром. Это страшно – проснуться, и увидеть свою душу, стоящую рядом с твоим телом, лежащем на постеле, сияющую и светлую, и понять, и почувствовать, и УВИДЕТЬ – она есть. И ты есть. И всегда был. И никуда никогда не исчезал. И всё, что делал, делал тоже ты. И то, что считал хорошим. И то, что плохим считал… И не деться никуда от этого, не спрятаться, не убежать. Читать далее «Сбежать не получится.»

Крымский чай.


Вернувшись из поездки в Крым, описанной здесь, я написал этот рассказ. Уже прошло почти три с половиной года с тех пор, но вкус воспоминаний от того путешествия до сих пор насыщенный и ароматный, стоит лишь бросить их щепотку в кружку и залить кипятком. И я, мартовский, весенний и домашний, как Карлсон, сидя с банкой вишнёвого варенья на чердаке своего дома, с удовольствием разделяю это чаепитие с вами. Приятного аппетита!

От автора. )


В начале октября, белорусского и неожиданно холодного, я, слегка простуженный, приготовлю на костре, в маленькой печке, сложенной из прибрежных камней на склоне горы, вкусный, ароматный, душистый и необычайно согревающий Крымский чай.
Из моря, которое с наступлением осени уже прохладное, и заходя в него, кажется, будто совсем холодно, но потом, когда отважишься и нырнёшь с головой в набегающую волну, уже становиться и легко, и тепло, и весело.
Из гальки на берегу, там, где волны с шумом о неё разбиваются, и каждый камушек как драгоценность, как произведение искусства, и хочется собрать их, собрать все, потому что любой можно рассматривать очень долго – и всё равно им не налюбоваться.
Из дельфинов в море – рано утром, когда высовываешься из палатки, сам не зная, зачем, как будто услышал беззвучный зов этих самых дельфинов – и видишь ещё красное солнце, только-только поднявшееся над морем, и сверкающую в его лучах воду до самого горизонта, и в ней — чёрные спины, то исчезающие, то появляющиеся вновь, от вида которых захватывает дух и всё твоё существо наполняет чистая детская радость от увиденного только что чуда, в которое ты искренне веришь. Читать далее «Крымский чай.»

Смысл жизни.


Смысл жизни??? В чём он?
Раньше, лет пятнадцать назад, бабушка называла меня анархистом и нигилистом. Мне близки сомнения Декарта. Я люблю аксиомы и логику. Возможно, я нахватался умных выражений, но золотое правило Конфуция не слишком отличается от категорического императива Канта. А высказывание Сократа о собственном знании ставит под вопрос все умные лица со страниц книг. Всё давно было известно. Но это было — Карл Ясперс прав. Что есть теперь?
Внутри меня пустота. Мой смысл находиться в своём отсутствии, я могу себя познать, лишь будучи «не я», и всё, что есть постоянного в этом мире – лишь его непрерывное изменение. Лишь во мраке свет может быть светом. Лишь в хаосе может быть порядок. Лишь в бессмыслице может быть смысл. Всё лежит на поверхности: ответы находятся в вопросах, решения лежат в условиях задач.
А в чём мой смысл жизни? Для чего я живу на этой планете, что должен выполнить, каков мой божественный замысел? Читать далее «Смысл жизни.»

…Это же насколько нужно охренеть…

Это же насколько нужно охренеть, осмелеть, чтобы закричать в бездонное небо: «Я хочу!!!». Хочу своих желаний, своих мечтаний, своего самого нежного и близкого. Насколько нужно отбросить все сомнения, все мысли, все «за» и «против» для того, чтобы просто действовать, просто идти навстречу своему будущему, такому, которого хочется, единственному наилучшему. Как нужно уметь отказываться от того, что тебя не устраивает, не тратя время своей жизни на безуспешные утешения и уговоры самого себя, что надо немного потерпеть, что завтра, может, всё измениться, что, может быть, что-то появиться. Насколько нужно проснуться, чтобы понять, уверовать в то, что жизнь – это лишь сон, в котором ты – хозяин, и никому, кроме тебя, не увидеть его так, как хочется. Читать далее «…Это же насколько нужно охренеть…»

Ночная дорога


Вчера был на озере, возвращался домой в город поздно ночью. Дорога была пустая, я проехал уже половину пути. Ехал через деревню. Я сбавил скорость и смотрел вперёд, чувствуя, что впереди что-то происходит. Вскоре я увидел собаку, перебегавшую мне дорогу. Притормозив, и дав ей пройти, я продолжил движение дальше, но почему-то ощущение того, что на моём пути что-то есть, не покидало меня. И тут в свете фар я увидел собаку, лежащую прямо посередине дороги, на разделительной полосе. Проезжая мимо неё, я увидел, что она моется, хотя у меня мелькнула мысль, что её сбила какая-нибудь машина. Объехав её, я продолжил путь, и ощущение, предупредившее меня, исчезло. Но появилось что-то новое, какое-то беспокойство за эту собаку. Я понял, что следующая машина легко могла её задавить, судя по тому, что собака даже не попыталась отойти с дороги, когда я подъехал. Я развернулся и поехал в обратную сторону. Подъезжая к собаке, я сбросил скорость и ехал очень медленно, двигаясь прямо на неё. Собака продолжала лежать, и лишь тогда, когда я подъехал к ней вплотную и практически остановился, она неохотно отошла в сторону на обочину. Ещё раз развернувшись, я поехал дальше. Буквально через триста метров я увидел впереди свет фар приближающейся встречной машины.

Читать далее «Ночная дорога»

25.08-05.09.2015 Путешествие из Беларуси в Хорватию наземным транспортом.


Еду в Хорватию!!! Это уже решено – и это как сон. Как будто что-то очень страшное. Страшно хорошее. Настолько желаемое, что не то, что дух захватывает – просто не верится, что это может быть на самом деле. Не верится, что можно на самом деле так жить – как хочется. Словно постоянно что-то внутри сдерживало, мешало и говорило: «Нет, так нельзя! Тебе нельзя быть счастливым! Нельзя быть довольным, нельзя радоваться жизни! Нельзя делать то, что хочешь, надо – то, что надо! Нельзя быть самим собой!» А я – буду. Буду, несмотря на то, что страшно. Буду, несмотря на то, что нельзя. Несмотря ни на что. Позволю себе жить так, как мне хочется – ведь ЭТУ жизнь я живу только раз, и другого шанса не будет. Никогда больше не будет ни этого лета, ни этого августа, ни меня в нём. Никогда больше не смогу я отчаяться, посмотреть вниз, с огромного моста, и, отпустив перила, шагнуть за край. Никогда больше не смогу испытать страх перед неизведанным – перед самим собой. Никогда больше не пройти мне тропою пилигрима в Сантьяго де Компостелу, вслед за Пауло Коэльо и папой Римским. Никогда больше сердце моё не будет так сильно биться о грудную клетку и просить, и умолять, и требовать выпустить его на свободу.

Я еду в Хорватию. Хотя бы на один день, хотя бы одним глазком взглянуть на эту землю, на море, на скалы с соснами, на остров со странным и смешным для меня названием – Крк. Хотя бы на чуть-чуть приблизиться к своей мечте. Хотя бы на чуть-чуть стать самим собой. Хотя бы насовсем. И навсегда.

Читать далее «25.08-05.09.2015 Путешествие из Беларуси в Хорватию наземным транспортом.»

Один день


Сегодня чудесный день. Я, вообще-то, думал поехать в Полоцк, слушать орган, но до этого не дошло. То ли не хватило хотения, то ли ещё чего… Но я не поехал. Вчера сестра сказала, что нашла человека равнять землю на стройке дома, и мне пришлось сегодня с самого утра ехать туда, объяснять ему, где и что нужно делать. Там я и провёл сегодняшний день (вернее, его светлую часть).
Сначала я снимал опалубку со столбов под сарай, которые заливал бетоном раньше. Потом ко мне в гости заезжала девушка, по которой я раньше сходил с ума. У нас с ней тогда всё заглохло – я был не готов дать ей того, что она хотела, она осталась с другим. Мы прогулялись в торговый центр неподалёку, хотели попить чая, но в кафе сломался аппарат. Правда, мы там всё-таки перекусили. Совершенно случайно, боковым зрением на упаковке от гамбургера, я увидел надпись: «Ты достоин того, чтобы отдохнуть сегодня!». Но первые две буквы в слове «отдохнуть» были не видны с моего ракурса, и первое, что выдал мозг, было: «Ты достоин того, чтобы сдохнуть сегодня!» Мне стало очень смешно от такого лозунга, я даже оторвал тот кусочек бумажки, на котором это было написано, и забрал его с собой, чтобы исправить на компьютере надпись на такую, какой я её увидел. Читать далее «Один день»

…Все вопросы, которые остались — к себе.


Все вопросы, которые остались — к себе. Всё, что только может быть настоящего — своё одиночество. Или даже единочество. Как у Шевчука. От слова «един». Или от слова «единение».
Вечером, когда уже, кажется, совсем устал от прошедшего дня, когда силы уже хватает только на то, чтобы лечь спать, вдруг замечаешь, выхватываешь из этого безбрежного океана безмолвия самого себя, свои желания и вспоминаешь о самом главном. Вспоминаешь о смысле, о необходимости. Вспоминаешь — и погружаешься в космос, в эту бескрайнюю пустоту, где кроме факта твоего существования ничего нет. И когда уже привыкнешь к этому окончательно, когда уже даже постоянное собственное присутствие перестанет удивлять и станет обычным явлением, неотъемлемой частью бытия — тогда вдруг неожиданное и яркое, как вспышка света, осознание озарит весь твой яркий день и тёмную ночь, и одновременно с этим задашь себе вопрос, который в тот же миг превратится в ответ: «Я не один?!»
15.06.2015

…Кто-то кого-то любит.


Кто-то кого-то любит. Кто-то ждёт. Кто-то едет куда-то в темноту, надеясь на лучшее. Кто-то, как я, смотрит в небо.
Я сидел на траве на берегу озера и смотрел, как в вечернем летнем небе летели китайские фонарики. Где-то в той стороне, откуда они взлетали, слышался детский смех. Над дорогой плыл дым – видимо, жгли костёр. Было слышно, как по шоссе за озером проезжали машины. Я сидел на высоком холме и пил чай, который взял с собой в термосе. Смотрел на небо. На маленькие летящие огоньки. Я был один. Во всей Вселенной, во всём этом огромном мире не было ни одного человека, который был бы рядом. Никому не было до меня никакого дела. Я сидел на земле, глядел в небо, жевал травинку, пил чай – и наслаждался этой тишиной. Этим отсутствием всякого внимания, всякой нужности, всякой необходимости.

Читать далее «…Кто-то кого-то любит.»

Отрывок из приключений Кота, капитана и двух коров рыжего цвета.


Для меня оказалось странным, что ни кассир, ни водитель не могли связать двух слов для того, чтобы сесть верхом на облезлого верблюда и двигаться дальше. «В конце концов, — подумал Кот — я же могу себе это позволить – быль самим собой», – и он, громко мяукнув, царапнул мясника за лысину. Даже кони в этот момент вздрогнули – так громко завопил мясник. «Деликатес!!!», — так он закричал и погнался за котом, который, задрав хвост, быстро умчался прочь, довольный своей выходкой. «Это же надо было так вляпаться», – думал мясник, вытирая с лысины кровь и норовя ущипнуть за рога свежую корову. «Еще только год назад я был здоров и весел, а уже сейчас лыс и никому не гож», – с горечью думал он. «Что будет лет через десять? Наверное, я совсем состарюсь и умру», – и мясник горько и громко заплакал, а лошади в своих стойлах заржали испуганно ещё громче. Читать далее «Отрывок из приключений Кота, капитана и двух коров рыжего цвета.»

16-24.07.2007 Беларусь, Витебская обл. Мотопоход.


«Вот, — говорю я Сереге – смотри, философия бытия. Один человек приедет на озеро, и будет там всю неделю рыбу ловить, и никуда ему больше не надо. А второй ездить будет, смотреть, узнавать новые и новые. И в личной жизни – так же. Один женится, и живет спокойно, ловит рыбу на своем озере. А второй все ездит, ищет, смотрит, узнает. Спросите у него, что ищет? Тоже ведь озеро. Свое. Такое, чтобы заветное. Сказочное. Чтобы вода – пить, не напиться; не накупаться. Чтобы берега – глядеть, не наглядеться, не обойти. Воздух – не надышаться; чтобы разное всегда, и одно-единственное, твое. И Покой чтобы такой был, что сядешь на берегу, на пригорочке, на солнце посмотришь, птичек послушаешь, воздух смолистый да сладкий полной грудью вдохнешь – и заплачешь. И почувствуешь, что все с тобой, неотделимо и вечно. И умереть не боишься, потому как нет ее вовсе – смерти. И здесь ты весь, и сейчас.

Читать далее «16-24.07.2007 Беларусь, Витебская обл. Мотопоход.»