Пхукет. Первый день.


Впервые в Азии. Прилетели рано утром, ещё было темно. Но уже жарко. Здесь всё по-другому. Совсем, как ноздри на макушке!))) Вроде бы, те же люди – две руки, две ноги – и так далее, но сразу после выхода из аэропорта (и это ощущение усиливается по мере удаления от последнего) понимаешь, ты – в Азии.

Едва я вышел здесь из маршрутки, на которой ехал от аэродрома, я понял – мне тут нравится. Что именно? Да просто ощущение от нахождения в этом месте мне нравилось. Я не знал ничего. Абсолютно. Ехал просто в потоке, который нёс меня, и я ему доверял. Читать далее «Пхукет. Первый день.»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День первый, он же последний.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Ничего никогда не происходит «вдруг». Никто «вдруг» ничего не понимает. Никто «вдруг» не видит, «вдруг» не влюбляются, «вдруг» не расстаются, «вдруг» не находят и не теряют, «вдруг» не рождаются и, уж тем более, «вдруг» не умирают. «Вдруг» можно только написать – слово на бумаге. «Вдруг» можно только придумать — мысль. Можно хотеть, чтобы «вдруг». Ждать, что «вдруг». Надеяться на «вдруг». Верить – а «вдруг»? Только ничего не происходит. И «вдруг» вдруг не появляется – оно попросту не может произойти. А то, что происходит, происходит лишь на какую-то часть, на ничтожно малую крупицу времени, отличную от «сейчас», сдвигается на песчинку во всём этом водовороте, калейдоскопе событий и в очередной раз меняется. И то, что было сегодня – лишь следствие вчера, и то, что будет завтра – лишь прямое продолжение сегодня. Не произойдёт, не сможет произойти то, чего нет, то, что не было начато, то, что не будет закончено. Никакая травинка не шелохнётся «вдруг», ни один волос «вдруг» не упадёт. Ничего, совершенно ничего «вдруг» не поменяется, не исчезнет, не появится. Лишь день новый продолжится – и пойдёт своим чередом, так, как вчера он шёл, так, как задуман был и так, как сделан. И всё известно уже наперёд – даже случайности. Известны нам самим.

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День второй. Предпоследний.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

«Предпоследний!» — от внезапного оклика воздух в коридоре содрогнулся, завибрировал. Казалось, даже стены немного пошатнулись – так резко было произнесено это слово. Пётр встал и шагнул к двери. «Странно быть предпоследним» — подумал он. Ладно там последним, ну, или первым… А предпоследним… как то ни то, ни сё, как говориться. Он вошёл в освещённый солнцем кабинет. После сумрака коридора там было даже невыносимо светло. «Как в раю» — подумал Пётр. Он огляделся. Покрашенные дешёвой казённой краской стены были абсолютно обычными.  Ничего примечательного, стандартное госучреждение советского периода. «И почему я согласился на это?» — Пётр в который раз задал себе этот вопрос. «Пускай другие просыпаются, зачем мне это надо?..» В который раз не получив ответа, он, недовольно ухмыльнувшись, присел на стул посреди комнаты.

— Итак, Пётр Васильевич, вы согласились. – сказал человек в белом халате за столом напротив. Вам известны все последствия вашего выбора?

Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Лечу в Таиланд.


Привет, друзья! Уже более двух месяцев прошло с тех пор, как я прилетел в Таиланд, и, конечно, многое хочется рассказать. Иногда я что-то пишу и отправляю фото, но это так мало по сравнению с тем, что тут происходит…  Хочется делиться намного большим, передавать и рассказывать очень многое из того, что я вижу, слышу, ощущаю, думаю… Проживаю… Хочется делиться своей жизнью и тем, как она проходит здесь, в Таиланде, вдали от Родины. Постараюсь эту оплошность исправить!

С чего начать…  Начну с начала. Как обычно).

Таиланд – это была моя мечта. Таиланд манил меня давно, ещё с 2007 года, когда у меня возникла идея отправиться туда в путешествие с одной девушкой. Но так не вышло. Никто никуда не поехал, а мечта осталась. Мне понадобилось целых 10 лет, чтобы к ней прийти. А может, всего 10 лет…

Читать далее «Лечу в Таиланд.»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День третий. Обычный.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Ничего примечательного нет, оказывается в том, что я живу. Живёт ещё какое-то количество миллиардов таких же, по сути, людей, как и я. А мне кажется, что моя жизнь важней. Что она главная, а остальные – так, мелочи, ерунда. Кажется, что со мной происходит что-то особенное, не такое, как со всеми. Кажется, что я больше знаю. Больше страдаю. Больше люблю. Больше заслуживаю… А я обычный. И день мой обычный. И ночь моя ничем не отличается от тысячи тысяч ночей других людей. И хочу я того же, что и все остальные люди. Оказывается, я один из них. Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День четвёртый, или Начало.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Хотя его, в принципе, и нет – начала. Всё течёт, всё изменяется, перетекает одно в другое. А мы, люди, можем лишь наблюдать какой-то вырванный кусочек времени, и думаем, что это жизнь с началом и концом. Правильнее было бы говорить «продолжение». Но всегда хочется так, чтобы начиналось что-то хорошее, новое, нужное, твоё. Пускай так и будет. Тем более, к этому всё и идёт.

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День пятый, или Пустота.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Откуда я знаю, маленький человечек, каково это? Ведь всё, что я вижу – вижу лишь я. Я понимаю что-то, но то, что я понимаю, понимаю лишь я. Кто этот вор, крадущий у  меня время моей жизни? И я знаю, что этот вор – я. Но это тоже знаю лишь я. И никуда далее. И никто другой. И никого другого.

Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День шестой, или Дорога.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Когда на кубике выпадает цифра шесть – это же дорога, не так ли? Или максимальное число – но это уж точно. А значит, максимальное везение, или просто максимальное. Всё, что может выпасть. Всё, что можно поставить. Всё, что можно сделать. Всё, что можно забыть, простить, оставить… Когда выпадает дорога – это хорошо. Когда время идти – это здорово. Не остается ничего лишнего, и, толкаясь ногой от берега, с лёгким сердцем ступаешь в движущуюся уже лодку, которую подхватывает течение реки. А что там, за поворотом – неизвестно. Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День седьмой, или Персонажи сна, или ПочЁтный день.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

А про букву «Ё» забыли. Практически, как будто нет еЁ вовсе. Ни Ёлок в лесу нет, ни Ёмкостей, чтобы то ли наполнить, то ли осушить, ни даже Ёшкиного кота. Так прямо и хочется сказать, что вот мол, смотрите, как всЁ лучшее забывается. Даже, практически на наших глазах, русский язык нищает. Но – нельзя, не буду. День-то ведь какой – почЁтный. От слова почЁт. Интересно, если «по» — это приставка, корень что – «чЁт», что ли?..

А вот про других, тех, что по ту сторону, говорить не будем. Я про сон, а вы что подумали? Хотя можно и поговорить, всЁ что не делается, всЁ к лучшему. К Ё. В саду много в тот год выросло яблок. Яблок и капусты. И ходили еЁ воровать соловьи да ласточки, а те, кто летать умел – тот тайком пробирался в сад и кусты агреста обирал. Как тряхнЁт куст – так дрожь по всей земле и идЁт. А в Японии думают – цунами. Ёжиков просто не видели. Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День восьмой, или А вы что думали?

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

А вы что думали – будете жить вечно?

А вы что думали – так будет всегда?

А вы что думали – всё не по-настоящему?

А я думал. Честно  и свято – верил. Спал. Только в детстве, уж не помню, во сколько лет, задавал себе вопросы: «Откуда я и для чего, и что дальше будет со мной, когда я умру?» И когда понимал, что где-то был до того, как появился здесь и что куда-то уйду, становилось страшно. А когда задумывался ещё глубже и казалось, что вот-вот найду ответы на эти вопросы, даже не найду – вспомню – становилось не просто страшно, становилось невыносимо жутко от какого-то непонятного ощущения пробуждения, ощущения остановки всего того, что меня окружает вокруг. Казалось, что я нахожусь на грани, ступив за которую, назад возврата уже не будет, и всё станет понятно,  и всё будет известно – кто я и откуда, зачем здесь и для чего, что было до этого и что будет после. Было ощущение, что я проснусь. Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День девятый, или Новый.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Как всегда – вы же знаете, с вами со всеми такое бывает – смотришь, и никак не можешь вспомнить, где ты это видел. Просыпаешься вдруг и понимаешь, что сегодняшний день – совсем новый, что ждёт что-то неизвестное, интересное и притягательное. И спать от этого знания совсем не хочется, невозможно даже. Потому что там, за стенами дома, там – целый мир с огромным и ярким солнцем на небе, и, наверное, где-то недалеко есть море, которое увидишь, возможно, первый раз в жизни, и от осознания этого захватывает дух. И общее ощущение всего нового дня, что ждёт тебя впереди – как в детстве, когда у тебя впереди целое лето, и оно всё – это твоя маленькая и непомерно огромная, единственная и неповторяющаяся, волшебная и восхитительная Жизнь.

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День десятый, или Где потерялся одиннадцатый?

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Вечно это счастье разыскивать нужно – по углам, по улицам, по городам и странам. Где-то же сидит, где-то притаилось, зараза. Тихонечко так покажется, чтобы не заприметили – и назад спрячется. Будто бы и не видели его. И день с собой увело. Как и не было их – ни дня, ни счастья. Ну счастье-то ладно, переживём, может, даже и не заметим, а день жалко. Не привычно. Обидно даже как-то, как будто он личный, только для меня. А тут – нету. Где не ищи, как не зови – нету и всё тут. Как вспоминаешь – пустота одна, как лист из страницы вырван, как слова из песни. Как же так – и негодование, и возмущение. Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».


День двенадцатый, или Сторговались.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

… А сошлись то на двух с половиною рублях. За душу. За бесценную, бессмертную, вечную человеческую душу. Хотя, разница едва ли есть – сто или два с полтиною. Всё – и то, и то – цифра конечная, а душа, как говаривалось в фильме «ПираМММида», субстанция протяженностью в вечность, так что сделка сомнительная. А как же хочется порой, ох как хочется эти сто рублей, и верхом, и пиком достижений и блаженства кажутся. А потом, как получишь, понимаешь, что пустота это, пшик невидимый, предмет фу-фу, словами Гоголя.  Только поздно за локти кусать себя, поздно торговаться, поздно. Поезд ушёл – и можно только голову на рельсы положить, и этим себя утешить – что, мол, вовсе и не трус, вовсе и не продешевил – опоздал просто. Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Цикл рассказов «Тринадцать дней».

 


День тринадцатый, или Сотворение Бога.

Примечание: Все рассказы, вошедшие в этот цикл, связаны между собой. Чтение следует начинать, как обычно, с тринадцатого дня и заканчивать первым (он же последний). При ином порядке прочтения за состояние читателя автор ответственности не несёт.

Принесли на траву его, и бросили. Это был сверток, похожий на газетный, и на всех его полосах, на всех его страницах написано было только одно слово, нескончаемое и длинное – Бог, Бог, Бог… И нора кроличья вела в тайную комнату, в которой в детстве под землёй был секретик у нас с сестрой, и сестру звали непременно Александра, и был у нее день рождения – двадцатишестилетие. И так хорошо было в тот день, так радостно и светло, что иногда от приятных и трогательных воспоминаний накатывались слезы, и хотелось реветь в голос, как совсем-совсем маленькому, не останавливаясь. Читать далее «Цикл рассказов «Тринадцать дней».»

Многоразовая селёдка.


Вы когда-нибудь ели многоразовую селёдку? С неделю назад я нашёл её на помойке, и по сегодняшний день с ней не расставался. Утром я ел её с чаем, днём крошил в суп и намазывал на хлеб её икру, а вечером долго и с наслаждением жевал оставшееся мяско около хвостика. Потом я чистил зубы тоненькими косточками, заворачивал в газетку остатки, прятал их под подушку и засыпал. Но даже ночью я не мог забыть про неё — часто я просыпался от того, что смаковал давно обглоданный скелет. Читать далее «Многоразовая селёдка.»

Шпаки.


Правда переворачивается с ног на голову. Мы больше верим написанным на заборе бумажкам, чем самим себе. Сертифицированные тренеры всех мастей заполняют внутреннюю пустоту и ведут к просветлению, за которым стоит тьма, череда вопросов и ещё большая пустота. Новые методики стремительно развиваются, предлагают лечение бесплодия и рака ещё в зачаточном состоянии, навевая мысль о поголовной невозможности  жить здоровыми существами. На периферии борются с коррупцией, на передовой с террористами, а в деревне Ерашово, что в Витебской области, как всегда весной, прилетели шпаки (скворцы по-белорусски) и начинают вить гнёзда. И они не знают, что делают что-то неправильно.

26.03.17

… и положим тебя лежать там.


… и положим тебя лежать там. Ещё один золотой труп, никому не нужный и сберёгший свои силы для червей. Как же расстаться с тем, что тебе не нужно? Как оставить то, что давно тормозит тебя, давно не даёт двигаться дальше? Для чего мне этот страх, эти сомнения, эти цепляния за кромку, за самую корочку льда, под которым ничего нет – даже воды. Лишь одна бездонная пустота, лишь  путь, уходящий  в никуда, дорога, которая заводит дальше всего и никуда не ведёт. Зачем мне пробираться через чащу, через заросли, через камыши, болота и тростники, заранее зная, что туда идти не следует, что это лишь потраченное зря время. Время моей жизни.

Читать далее «… и положим тебя лежать там.»

Неизбежность.


Три «С».
«С» первое.

Я боюсь заснуть. Мне страшно оставить этот мир, потому что мне кажется, что я никогда не найду дорогу назад. Мне кажется, что я умру.
Я не сплю уже третий день, и мне очень не по себе. К врачам идти не хочу – боюсь, что меня запрут в сумасшедший дом и напичкают снотворным. Я понимаю, что это попахивает паранойей и ещё чёрт знает чем – но я боюсь.
Я не знаю, что мне делать. Видимо, через пару дней я всё-таки усну, а значит, умру. Это так неизбежно.

«С» второе.

Я не могу заснуть. Меня всё раздражает. Любая мелочь: любой звук, любой запах, любой свет или его отсутствие, любое ощущение мешают мне сосредоточиться. Я пил таблетки. Их прописал врач, и я надеялся, что они помогут. Только хуже – всё становиться туманным, сосредоточиться вообще невозможно. Я думаю, что у меня проблемы с головой. Я стал нервный, дёрганый. У меня разболелся зуб и я перестал есть. А ещё – под глазами круги. Наверное, я скоро сойду с ума, а потом умру. Это неизбежно.

Читать далее «Неизбежность.»

По-другому.


Если бы ноздри были на макушке, всё было бы по-другому. По-другому была бы устроена физиология носоглотки (а может, её не было бы вообще), по-другому бы человек выглядел без носа, по-другому бы шили шапки, по-другому бы стриглись – всё было бы по-другому. Но почему-то так не вышло. Видимо, если верить в эволюцию, нос всё-таки нужен был там, где он находиться, таково его оптимальное положение. И, собственно говоря, это действительно неплохо. Меня смущает лишь одна маленькая деталь: иногда, когда холодно в доме, и я ложусь спать, я хочу быстрее согреться. Я сворачиваюсь калачиком и накрываю голову одеялом – так многие делают. И вот именно в те минуты, когда так не хватает кислорода, я думаю: «Неужели за столько лет развития человечества никто не хотел, чтобы ноздри были на макушке? Это ведь так удобно!»
15.08.03.

Сбежать не получится.


Сбежать не получится. От этого становиться сначала страшно. Потом жутко. Потом безысходно. Потом принимаешь. Потом приподнимается занавес, и начинаешь немного, совсем чуть-чуть видеть то, что скрывается за декорациями, за внешним антуражем, за формой кувшина. Видеть суть. Видеть правила. Видеть структуру, схему.
У человека нет выбора. Это ужасно? Это ужасно – быть обречённым на счастье, на радость, на мечту. Это ужасно – жить так, как хочется, жить в ладу, жить с миром. Это страшно – проснуться, и увидеть свою душу, стоящую рядом с твоим телом, лежащем на постеле, сияющую и светлую, и понять, и почувствовать, и УВИДЕТЬ – она есть. И ты есть. И всегда был. И никуда никогда не исчезал. И всё, что делал, делал тоже ты. И то, что считал хорошим. И то, что плохим считал… И не деться никуда от этого, не спрятаться, не убежать. Читать далее «Сбежать не получится.»